BTC $6 362.18 +1.57%
ETH $447.609 +2.98%
XRP $0.444969 +1.66%
LTC $78.474 +2.45%
» » Who is Mr. Бруман: как крендельный банкрот запускает ICO на $40 млн

Who is Mr. Бруман: как крендельный банкрот запускает ICO на $40 млн

ICO Статьи 6-05-2018, 12:30
Недавно в редакцию ForkLog поступил пресс-релиз проекта Minery, который запускает некто Илья Бруман, гражданин России. Minery, как говорится в документе, является хостингом майнинговых мощностей (майнинг «под ключ») в регионах РФ с низкими тарифами на электричество и благоприятным климатом (среднегодовая температура -2°C) для такого рода бизнеса. ICO стартапа запланировано на 1 июля.


На сайте проекта сказано, что Minery станет «крупнейшей легальной площадкой для майнинга криптовалют в России», запуск которой намечен на осень 2018 года. Если верить whitepaper проекта, речь идет о пяти специализированных майнинг-комплексах общей мощностью в 55 МВт и площадью 5500 м².

В публикации на Insider.pro сообщается, что «руководители Minery обеспечили стабильное бесперебойное электроснабжение и аренду помещений на следующие 30 лет», а партнером по электропоставкам названа «Братская электросетевая компания» (БЭСК). Подтверждение этому можно найти на официальном сайте БЭСК, генеральный директор которой (Кабаев С. И.) указан советником проекта.

Гендиректор и владелец? Да, нет, наверное


Первое, что настораживает в whitepaper, это предупреждение, что «наши прогнозные заявления не могут рассматриваться как гарантия успешного осуществления всех заявленных намерений».

Казалось бы, в этом нет ничего такого уж странного, как и в фразе: «в случае
возникновения любых расхождений между переводами и официальным русским оригиналом настоящего документа, преимущественную силу имеет версия на русском языке». Ведь многие проекты предупреждают инвесторов о высоком уровне риска. Нет ничего странного, только если не знать о довольно сомнительной деловой репутации основателя и гендиректора проекта Брумана Ильи.

Примечателен тот факт, что данные на сайте отличаются от данных ЕГРЮЛ, в котором гендиректором ООО «Майнери ру» указан вовсе не Бруман, а операционный директор Иванов Иван Иванович. Сама по себе эта рокировка выглядит довольно странной, поскольку смысла в ней мало, если это не является вынужденным шагом. Учредителем компании является Мария Аснис, гражданская жена Брумана.





Несмотря на то, что имени Ильи Брумана в официальных документах российской компании вообще нет и он не несет никакой ответственности в правовом поле, он является единственным членом правления и гендиректором эстонской Minery Global OÜ (созданной в апреле 2018 года при содействии фирмы Ruber Zeppelin OÜ), которая будет проводить ICO и продавать оборудование.



«Мы являемся конечными бенефициарами, управляющими и топ-менеджерами по всем документам. Это все прозрачно, можно проверить. Мы, скажем так, никаких номинальных директоров, ничего такого не используем», — подчеркнул Бруман в интервью на MediaMetrics, когда его и Алексея Пайкина спросили, являются ли они владельцами Minery.


Добавим также, что имени Алексея Пайкина, который указан на сайте управляющим директором, отвечающим за реализацию roadmap, также нет в официальных документах предприятий из российского и эстонского реестров юридических лиц.

Банкротство как стиль


Если же вбить имя Ильи Брумана в Google, то можно наткнуться на статью «Тот еще крендель» в региональном издании Череповецкая истина [удалена на протяжении последних 1,5 недели по неизвестной причине; кеш-копия доступна по ссылке], в которой российский адвокат Анатолий Гакенберг рассказал журналистам о том, что выдал Бруману частный кредит на 10 млн рублей, который заемщик не отдал в срок.

Автор статьи также добавил, что, будучи учредителем ООО «Ветцельс Претцельс» в Москве (по американской франшизе Wetzel’s Pretzels), Илья Бруман «вогнал компанию в долги перед кредиторами».




В решение Арбитражного суда города Москвы от 16 февраля 2017 года говорится, что кредиторы требуют от «Ветцельс Претцельс» выплату долга на общую сумму 14 779 154, 32 рублей [изображение №1].

«В 2015 году начались санкции и произошел резкий скачок курса доллара, а договора аренды подорожали в два раза. Поскольку компания была открыта по франшизе, то большая часть продуктов была импортной — они также значительно подорожали. Тогда-то мы и приняли решение закрывать точки, потому что платить было нечем», — сказал Бруман в разговоре с ForkLog.


Временный управляющий Бобровский Алексей уведомил суд, что в сложившейся ситуации невозможно определить, имело ли место преднамеренное банкротство.

Впоследствии Арбитражный суд города Москвы приостановил процедуру банкротства [изображение №2], поскольку должник [«Ветцельс Претцельс»] не смог оплатить судебные расходы, а кредиторы не увидели смысла в дальнейшем процессе и также не оплатили эти издержки.





В связи с этим, обвинить руководство компании, Брумана Илью или его отца, которого некоторые обвиняли в соучастии, в фиктивном банкротстве «Ветцельс Претцельс» не представляется возможным, однако этот случай был не первым подобным в деловой биографии предпринимателя.

«Бизнес бывает удачным и нет. В данной ситуации обстоятельства сыграли свою роль. Я никаких денег из бизнеса не выводил, как и мой отец», — добавил он.


Аналогичная ситуация сложилась за несколько лет до истории с кренделями, когда ООО «Шелли Проект», выступающее кредитором ООО «Адамс Бриор» (солярия), подала иск о взыскании долга по договору займа, поскольку последнее предприятие свои обязательства не выполняло. Поручителем по договору оказался не кто иной как Илья Бруман.

Так, Нагатинский суд города Москвы постановил взыскать с Брумана 3 900 000 рублей, проценты в размере 80 000 рублей и расходы по уплате государственной пошлины в размере 28 100 рублей.



Долг перед ООО «Шелли Проект» до сих пор не уплачен, а Бруману в рамках этого дела запрещен выезд за пределы Российской Федерации (последнее подтверждается сводкой исполнительного производства, 3 страница).

Сам Бруман утверждает, что его подпись была подделана бизнес-партнером и по совместительству сыном владельца ООО «Шелли Проект» с целью «вытянуть из него деньги». Основатель Minery предоставил в распоряжение редакции ForkLog результаты экспертизы почерка, в заключение которой сказано, что подписи на договоре о поручительстве были, «вероятно, выполнены другим лицом».



Нагатинский суд, а затем и Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, отвергли аргументацию ответчика, основанную только лишь на результатах экспертизы. В решениях инстанций сказано, что такие экспертизы носят вероятностный характер и не могут быть основанием для признания документа подделкой в отсутствии более существенных доказательств.





Однако у Брумана и его адвоката традиционно немного другая версия событий.

«Вопрос с «Шелли-проектом» до сих пор не закрыт, так как налицо подделка и подкуп судьи. Таково мнение моего адвоката», — сказал Бруман.


На уточняющий вопрос, обвиняет ли он судью в коррупции, Бруман подчеркнул, что, если бы хотел обвинить, то сделал бы это еще в 2013 году.

«Никого ни в чем я обвинять не собираюсь», — добавил он.


Адвокат Анатолий Гакенберг считает такое поведение довольно странным, поскольку коррупция и злоупотребление должностными полномочиями — это уголовное преступление, и, если «подкуп был налицо», то абсолютно непонятно, по какой причине Бруман не обратился в полицию.

Бруман пытался оспорить решение Нагатинского суда, но проиграл апелляцию, точнее его кассационная жалоба даже не дошла до судебного слушания.



Примечательно, что в разговоре с ForkLog Бруман подтвердил, что не знает ни о каких постановлениях о временном запрете (стандарт — 6 месяцев) на выезд за пределы Российской Федерации.

«Нет такого постановления. Я же выезжал минимум пять раз за полгода через Шереметьево», — сказал он, предоставив в распоряжении редакции копии страниц заграничного паспорта, где действительно есть отметки о пересечении границы.


Стоит отметить, что на Twitter-странице проекта Minery опубликована фотография Ильи Брумана на конференции World Blockchain Forum, проходившей в Дубае, ОАЭ, с 16 по 17 апреля 2018 года.







Так, не совсем понятно, как именно Илье Бруману удается покидать территорию страны при наличии запретительного постановления. Если верить его словам, то он и сам не понимает.

Гакенберг против Брумана


Чтобы понять, кто такой Илья Бруман, человек, который хочет присоединиться к криптовалютному сообществу, ForkLog пообщался с адвокатом Анатолием Гакенбергом, который в свое время допустил ошибку, поверив «предпринимателю», и которому пришлось упорно сражаться в судах за взыскание своих кровных. Тем не менее, Гакенбергу таки удалось частично одержать победу.

Криптовалюты действительно являются высокорисковыми инвестиционными объектами, поэтому инвесторы должны в полной мере осознавать, что множество различных непрогнозируемых факторов способны существенно повлиять на цену того или иного цифрового актива, вплоть до его полного обесценивая.

Ни один инвестор никогда не будет обладать полной информацией об активе и его перспективах, поскольку «черные лебеди» ежегодно лишают даже самых талантливых финансистов огромных денег. Стопроцентную гарантию можно получить только, когда торгуешь по инсайдерским данным.

Однако в ICO-индустрии основную роль играют личности основателей проекта, их былые достижения и навыки. Инвесторы должны не только увидеть перспективу в идее, но и довериться стартаперам, поскольку последние очень легко могут «кинуть» всех и уехать на Канары.

О личности гендиректора (или не гендиректора) проекта Minery и пойдет речь в истории Анатолия Гакенберга, которую он поведал ForkLog.

Адвокат Анатолий Гакенберг познакомился с Ильей Бруманом в 2014 году, когда последнему понадобились его профессиональные услуги в Израиле. Изначальное бизнес-знакомство затем переросло в дружеские отношения.

По словам адвоката, Бруман позиционировал себя как «удачливый бизнесмен» с многочисленными связями в Москве. Кроме того, он неоднократно акцентировал на том, что является VIP-клиентом Альфа-банка и владельцем ООО «Ветцельс Претцельс», ООО «Кофешейк» и ООО «Рестордер».

Через некоторое время Бруман попросил его о займе, когда от самого Гакенберга узнал, что у последнего есть свободные средства, приносящие небольшой процент в банке. Адвокат отверг множество предложенных инвестиционных идей, однако договор займа на привлекательных условиях не мог его не заинтересовать.

Предполагалось, что товарищ Брумана (некий Сергей) возьмет у Гакенберга займ в размере $60 000 под 2% месячных на реализацию постоплатного контракта с «Роснефтью» на оказание полиграфических и сувенирных работ.




















переписка на Facebook

Сам же Бруман должен был выступить поручителем по договору, но затем ситуация изменилась и основатель Minery сам выступил заемщиком.



«Когда у нас начались проблемы, я сказал Илье, что пора встретиться с этим его другом, которого я никогда не видел, и что я попытаюсь войти в положение, понять ситуацию и, возможно, даже предоставлю рассрочку, хотя, конечно, я уже тогда подозревал, что никакого друга никогда не существовало», — рассказал адвокат.


Когда в марте 2016 года произошел дефолт по всем ссудам, Гакенберг решил разобраться, на что именно пошли его средства, и запросил встречу с другом Брумана, который, скорее всего, был плодом воображения последнего, потребовав показать те самые контракты с «Роснефтью».



Как же так получилось, что адвокат одолжил $140 000 (заем выдавался в четыре транша), и при этом даже не подумал проверить слова Брумана и обеспечить дополнительные гарантии?

«Я полностью полагался на Илью, я ему доверял. Кроме того, «Роснефть» — очень большая компания и сотрудничество с ней казалось мне прибыльным предприятием. Вся информация о Брумане была исключительно положительной, его можно было «погуглить», он казался очень успешным бизнесменом и у меня даже в мыслях не было, что мои деньги могут ко мне не вернуться. Он внушал мне доверие», — подчеркнул Гакенберг.


Стоит отметить, что текст расписок по ссудам был составлен самим адвокатом и там было четко указано, что заемщиком является Илья Бруман, который в указанные сроки должен вернуть долг, несмотря ни на какие обстоятельства.

«Он всегда говорит четко, понятно и транспарентно. Он смотрит в глаза и не ведет себя как типичный мошенник, по языку тела которого можно понять, что он врет. Вы должны понимать, что это крайне открытый человек, он готов решать любые проблемы, готов разговаривать, он всегда на связи в Whatsapp и Telegram. Он не убегает и всегда находит объяснение своим действиям. Это не тот человек, которому свойственны косяки — по крайней мере, так кажется со стороны», — добавил адвокат.













Гакенберг сказал, что осведомлен об иске ООО «Шелли Проект» и решениях исполнительного производства, однако убежден, что на территории Российской Федерации с Брумана невозможно взыскать ни копейки, поскольку на него не записаны ни квартиры, ни машины, ни банковские счета, хотя, говорит адвокат, это далеко не означает, что он живет в маленькой съемной комнатушке и передвигается на гражданском транспорте.

В разговоре с ForkLog Бруман подтвердил, что официально не владеет никаким имуществом в РФ, поскольку его могут взыскать в счет непогашенного долга, поэтому все записано на членов семьи.

Суд по дефолту Брумана по ссудам состоялся в Израиле, поскольку впервые об инвестиционном сотрудничестве с Гакенбергом они договорились именно там, когда адвокат оказывал ему юридические услуги. Противоположная сторона отрицает, что такое имело место и уверяет, что Гакенберг намеренно исказил факты, чтобы судиться на территории Израиля.

Защита заемщика настаивала на том, что договор займа был не совсем договором займа, а скорее поручительством, поскольку адвокат якобы знал, что одалживает деньги некоему другу (Сергею), несмотря на то, что средства были переведены на счета Брумана, вспоминает Гакенберг.

Когда первая версия провалилась, юристы Брумана, утверждает истец, начали убеждать израильский суд, что по российскому законодательству сроки возвращения займа не имеют никакого значения и что он мог отдать деньги хоть через 20 лет.

Затем они заявили, что у израильского суда нет юрисдикции в этом деле, и, по словам Гакенберга, использовали еще очень много «странных и фантасмагорических юридических аргументов».

На вопрос ForkLog, был ли действительно дефолт по ссуде, Бруман сначала ответил:

«Я бы сказал, что было предложение по реструктуризации или рефинансированию, а также частичному погашению. Я бы не хотел сейчас вдаваться в то, что происходило потом. Анатолий себя повел неадекватно в той ситуации, спровоцировал реакцию», — подчеркнул он, однако затем все таки признал: «…был [дефолт]…». Контакты и полное имя своего друга (Сергея) Бруман предоставить отказался.


После трехмесячных баталий, на протяжении которых Бруману был временно ограничен выезд из Израиля (гражданином которого он также является), на очередном заседании судья заявил, что закрывает дело немедленно.

«Судья фактически склонил нас к силовому мировому соглашению. Мне он сказал, что после отмены запрета на выезд Бруман просто сбежит в Москву и плакали мои деньги, как говорится. Мировое соглашение заключалось в том, что тело ссуды [$143 000: $140 000 — тело кредита, $3000 — возмещение за просроченные платежи, установленное судьей, поскольку изначальную пеню никто не учел] разбивается на 10 платежей и Бруман был обязан платить по $14 300 в месяц с сентября 2016 года. Про проценты по ссудам все забыли», — рассказал Гакенберг.


В решении также говорилось, что, если Бруман просрочит платеж или же заплатит меньше, то будет обязан выплатить 10% от общей суммы долга за «юридические расходы господина Гакенберга». Гакенберг говорит, что Бруман платил не вовремя и разными суммами, но тело долга так или иначе он выплатил.

Теперь же продолжаются баталии в том же израильском суде за те 10%, которые по условиям мирного соглашения Бруман обязан выплатить. 28 июня состоится следующее слушание по этому делу.

Сам ответчик убежден, что полностью рассчитался с Гакенбергом в соответствии с решением суда и никаких 10% не должен.

«Анатолий — нечистоплотный ростовщик, он звонил моей маме, невесте, бывшей жене, родителям жены, требовал, угрожал. Мне звонили от его имени люди и угрожали», — сообщил ForkLog Бруман.


Анатолий же, посмеявшись над этими словами, подчеркнул, что, если бы он и угрожал семье должника, то тому нужно было идти в полицию и сообщать о преступлении, поскольку такие угрозы могут быть уголовно наказуемыми. То, что Бруман не сообщил правоохранителям об этом, и вправду выглядит странно, как и в ситуации с предполагаемым подкупом судьи.

Заключение
Первичное предложение монет или ICO является радикально новым способом привлечения инвестиций. Бум ICO в 2017 году стал настоящим вызовом традиционному венчурному финансированию, поскольку эта концепция позволила людям с гениальными идеями, но без необходимого капитала, осуществлять их при поддержке розничных инвесторов.

Базовая идея в основе ICO — это свободное и прозрачное привлечение средств под реализацию различных проектов без долгих и уморительных переговоров с «большими кошельками» из венчурного бизнеса, которым для принятия решения в пользу нового проекта необходим не только работающий прототип, опыт команды, но и еще рентген мозжечка и анализ ДНК всех его основателей.

Кроме того, венчуры — это агрессивные предприниматели, их основная цель — не поддержать идею и двигать прогресс человечества, а получить как можно большую долю в будущей компании. ICO же в своем первозданном виде предполагает общие усилия всех сторон для того, чтобы решить конкретную проблему, оптимизировать определенные устаревшие процессы и просто сделать мир чуточку лучше.

Снимая розовые очки, стоит сказать, что концепция не сохранилась в этом первозданном виде и все же превратилась в очень крупный бизнес, в котором все происходит намного быстрее, чем в традиционных отраслях. Рынок и инвесторы руководствуются жадностью, что не обязательно вредит прогрессу, однако значительно искажает изначальную идею.

В том, что технологический прогресс теперь позволяет заработать не только крупным рыбам, но и среднестатистическим людям, нет ничего дурного. Напротив, это своего рода сдвиг литосферных плит в устоявшейся системе, хотя контролирующим органам это вряд ли нравится.

Так, государства традиционно защищают интересы состоятельных предпринимателей, которые затем щедро отстегивают круглые суммы на предвыборные кампании. Такова объективная реальность и изменить ее никто не в силах.

Некоторые воротилы видят в ICO еще один способ заработать денег, другие же считают, что индустрию надо побыстрее прикрыть, несмотря на перспективы, — от греха подальше.

Тем не менее, основным аргументом системы против концепции ICO является количество мошеннических схем, которые успешно маскируются под первичное предложение монет и обирают инвесторов до нитки, виртуозно манипулируя общественным мнением.

Более того, даже в том случае, когда организаторы ICO оказываются честными предприниматели и действительно намерены реализовать свой проект, средства инвесторов находятся под угрозой кражи хакерами, а юридическая защита инвестиций либо отсутствует вовсе, либо же слишком слабая, чтобы халатность предпринимателей в контексте мер безопасности стала достаточным основанием для возмещения убытков в суде.

Получается, что многие отличные проекты не появились бы без ICO, однако многие инвесторы сохранили бы сотни тысяч, а то и миллионы долларов, если бы ICO не существовало. “Все смешалось в доме Облонских”, но, вероятно, такова цена прогресса?

Главный вопрос заключается в том, сможет ли растущий масштаб мошеннических схем полностью дискредитировать концепцию ICO или же индустрия выработает антидот и очиститься от пораженных клеток. В любом случае, этот гипотетический антидот не сможет появиться без поддержки СМИ.

Илья Бруман и проект Minery намерены привлечь $40 млн в ходе ICO. При этом у инвесторов нет никаких гарантий насчет дальнейшего развития проекта.

Все мы должны просто поверить человеку, который «висит» кредиторам различных предприятий огромные деньги и чьи предпринимательские потуги неоднократно заканчивали банкротством.

«Я ничего не понимаю в ICO-индустрии, но хочу просто сделать доброе дело для всех тех людей, которые хотят вложить в Minery деньги. Подумайте дважды, прежде чем связываться с этим человеком», — подчеркнул Гакенберг.


Что можно сказать о человеке, который еще не расплатился с предыдущими долгами, но уже через два месяца намерен привлечь новые инвестиции? Можно сказать, что $40 млн для Брумана — это качественно новый уровень.

Источник материала: https://forklog.com/who-is-mr-bruman-kak-krendelnyj-bankrot-zapuskaet-ico-na-40-mln/

Комментарии